Top Left Link Buttons
  • en
  • de
  • ru

Motoki Kasai

Author Archives

Приветственное послание Постоянного представителя Российской Федерации при ООН В.А. Небензи организаторам, участникам и гостям международной конференции [Шиллеровского института] «Человечество на пути к эре гуманности»

16 Февраля 2019 г.

Приветствие было зачитано на конференции представителем дипмиссии РФ при ООН.

Сердечно приветствую организаторов, участников и гостей международной конференции «Человечество на пути к эре гуманности» (Let Us Shape a New, More Human Epoch of Mankind).

Институт Шиллера вносит полезный вклад в осмысление международных политических и экономических процессов и выработку новых подходов к преодолению глобальных вызовов. Организованные под вашей эгидой конференции – авторитетные площадки для деполитизированных и свободных от идеологических штампов дискуссий по наиболее актуальным проблемам современности.

Печальным известием для нас стало сообщение о кончине основателя, идейного вдохновителя Института Шиллера Линдона Ларуша. Хотели бы выразить глубочайшие соболезнования его супруге, г-же Хельге Цепп-Ларуш, а также близким и коллегам. Уверены, что предложенная Л. Ларушем парадигма межгосударственного политического и экономического взаимодействия продолжит активно развиваться силами его учеников и соратников.

Убеждены, что наступление «эры гуманности» возможно лишь в результате становления более справедливой полицентричной модели мироустройства. Тем не менее, в последнее время мы становимся свидетелями расшатывания основ мировой архитектуры безопасности, попыток подменить согласованные универсальные нормы неким «порядком, основанным на правилах», изобретаемых в зависимости от геополитических интересов отдельных стран. Не менее опасным для общемировой стабильности является желание некоторых столиц в одностороннем порядке навязать международному сообществу или отдельным суверенным государствам свою волю, вплоть до вмешательства в их внутренние дела. В том же контексте следует рассматривать использование инструментов санкционного давления как меры наказания проводящих независимый политический курс стран.

Россия благодаря уникальному географическому положению между Востоком и Западом исторически проводит многовекторный внешнеполитический курс, выстраивая со всеми странами отношения в духе взаимоуважения. Мы последовательно содействуем поиску коллективных решений стоящих перед всеми государствами проблем на основе международного права. Помимо конструктивной работы в рамках ООН и «Группы 20», вносим вклад в укрепление таких востребованных форматов взаимодействия, как ОДКБ, ЕАЭС, СНГ, ШОС, БРИКС. Одной из концептуальных основ развития такого сотрудничества является выдвинутая Президентом В.В. Путиным инициатива Большого Евразийского партнерства, которое могло бы объединить государства не только ЕАЭС, ШОС, но и АСЕАН, а в перспективе и ЕС.

Прошлый год был отмечен рядом важных шагов по реализации этого проекта. Большое значение имело подписание Меморандума о взаимопонимании между ЕЭК и

АСЕАН, что способствовало значительному расширению географических и экономических рамок евразийского партнерства. Принятие Декларации о дальнейшем развитии интеграционных процессов в ЕАЭС позволило дополнить договоренности по формированию общих рынков такими сферами взаимодействия, как образование, наука, здравоохранение, торговля. Договорно-правовую основу для сопряжения интеграционных и транспортных проектов по линии ЕАЭС и китайской инициативы «Один пояс, один путь» заложило Соглашение об их торгово-экономическом сотрудничестве.

Глобальное измерение приобретает двустороннее сотрудничество России с КНР. Наша успешная внешнеполитическая координация, в том числе на площадке ООН, стала значимым стабилизирующим фактором в сфере мировой политики. Настрой на дальнейшее укрепление отношений с еще одним привилегированным стратегическим партнером был подтвержден в совместной декларации «Россия-Индия: надежное партнерство в меняющемся мире», принятой по итогам двустороннего саммита в октябре. Нельзя не отметить также неофициальный саммит «Россия-Индия-Китай», который впервые после двенадцатилетнего перерыва прошел в декабре прошлого года в Буэнос-Айресе.

Ключевое значение для обеспечения мировой стабильности имеют также отношения между Россией и США как крупнейших ядерных держав и постоянных членов СБ ООН. Перед нами стоят общие вызовы, прежде всего, это международный терроризм, военные и гуманитарные кризисы, наркотрафик, транснациональная преступность. Успех совместных усилий на этих и многих других направлениях отвечает интересам не только Москвы и Вашингтона, но является необходимым условием для устойчивого развития всех стран. Российская сторона, понимая особую ответственность двух государств за международный мир и безопасность, неоднократно подтверждала готовность к нормализации отношений. Надеемся, что системный политический диалог с американскими партнёрами, основанный на взаимном уважении и учете национальных интересов друг друга, будет возобновлен.

Убеждены, что в современном мире нет альтернативы сотрудничеству и объединению потенциалов, только такой путь ведет к наступлению «эры гуманности».

Надеемся, что конференция пройдет в созидательном ключе, а ее итоги будут способствовать поддержанию доверия и взаимопонимания в мировых делах.

Желаем плодотворных дискуссий и всего самого доброго.


Напряжённая ситуация в конце 2018 года предвещает финансовую катастрофу в 2019 году

9 января 2019 — В последние дни 2018 г. три нынешних и бывших сотрудника Федеральной резервной системы США предупредили о надвигающемся финансовом кризисе. Бывший председатель ФРС Джанет Йеллен (Janet Yellen), которая всего за полгода до этого объявила, что при её жизни нового финансового кризиса не будет, в середине декабря предупредила: высокий уровень корпоративного долга создаёт такие же условия, как лавинообразный рост ипотечного долга перед мировым финансовым кризисом 2007-2008 гг. «Любое негативное потрясение [может вызвать] … огромное число банкротств компаний», — с тревогой заявила она.

Выступая 7 декабря в Институте [мировой экономики] Петерсона, член Совета управляющих ФРС Лаэль Брейнард (Lael Brainard) отметила «значительный рост кредитования компаний с уже имеющейся задолженностью, сопровождающийся заметным ухудшением стандартов андеррайтинга», и предупредила, что основная часть этого долга «упакована» в высокорискованные обязательства, обеспеченные залогом кредитных активов (collateralized loan obligations, CLOs), точно так же, как это было с ценными бумагами, обеспеченными ипотечными кредитами (mortgage-backed securities, MBS), которые дали толчок прошлому кризису. В первом полугодии 2018 г. темпы эмиссии CLO выросли на треть по сравнению с предыдущим годом. Около 80% кредитов компаний с задолженностью имеют «облегчённые ковенанты» (то есть у них почти нет защитных ковенантов в отношении залогового обеспечения, проверок доходов и т.п.).

В интервью CNN от 18 декабря бывший председатель ФРС Алан Гринспен (Alan Greenspan) предупредил, что время «бычьего рынка» подходит к концу, и инвесторам скоро придётся «бежать в кусты».

А на экономическом форуме в Атланте первый заместитель Директора-распорядителя Международного валютного фонда (МВФ) Дэвид Липтон (David Lipton) заявил газете Financial Times 7 января, что с новой рецессией «где-то на горизонте» и при отсутствии разных вариантов бюджетных и денежно-кредитных мер мы «меньше подготовлены, чем в прошлом [кризисе 2008 г.]».

В ситуацию вмешивается Мнучин

Ситуация сегодня столь неустойчива, что малейший чих может всполошить рынки. В начале декабря председатель ФРС Джером Пауэлл (Jerome Powell) намекал на прекращение курса на повышение ставок, а ежеквартальное издание ФРС Financial Stability Report предупредило о «рисках для финансовой системы США в ближайшее время», главным образом связанных с ухудшением качества огромного объёма долговых обязательств как в США, так и в других странах; на самом же деле ФРС 19 декабря подняла ставки на четверть процента. Нервозности рынку добавили распространившиеся слухи о том, что Трамп может уволить Пауэлла, чтобы не дать тому еще больше повысить ставки.

На фоне падения рынков министр финансов Стив Мнучин (Steve Mnuchin) принял две важные меры. Он обзвонил глав шести крупных американских банков (Bank of America, Citi, Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Morgan Stanley и Wells Fargo), затем публично объявил, что у них «большой запас ликвидности» и «не было никаких проблем с клирингом или маржой». Само упоминание проблем ликвидности или клиринга подогрело панику, и 24 декабря индекс Dow Jones упал больше чем на 2,9 процента. Кроме того, Мнучин объявил о созыве «Группы, препятствующей падению рынков» (“Plunge Protection Team”), — то есть, президентской Рабочей группы по финансовым рынкам, образованной после краха 1987 г. для вмешательства в целях поддержки фондовых рынков в чрезвычайных ситуациях. Последний раз группа созывалась в 2009 г. Она включает членов Совета управляющих ФРС и

представителей Комиссии США по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission), Комиссии по торговле товарными фьючерсами (Commodity Futures Trading Commission) и других регулирующих органов. Отчёт о заседании группы не публиковался, но на следующий торговый день, 26 декабря, рынки неожиданно развернулись и выросли больше чем на 1 000 пунктов — это самый высокий рост в течение одного дня.

В меньшей степени освещалось декабрьское замораживание рынков «мусорных» облигаций и объём кредитования, что напомнило о конце 2008 г. Некоторые признаки появились уже в октябре, когда Wells Fargo и Barclays оставили на балансе (после того, как не смогли продать) кредиты в размере 415 млн долл., выданные компаниям с задолженностью; это крайне необычный случай в мире, где деньги обычно зарабатывают на покупке и продаже долгов. В декабре несколько крупных компаний отменили эмиссию облигаций и другие запланированные заимствования. Даже при наличии предложенных щедрых льгот и значительных скидок несколько сделок пришлось отменить или отложить, а убытки пришлось проглотить банкам.

16 декабря Financial Times сообщила, что «мусорный рынок» (и кредитов, и облигаций) застыл, а кредитный рынок США «встал». На 17 декабря ни одна компания не заимствовала деньги на американском рынке корпоративных облигаций с высокой доходностью. Последний раз, когда такое продолжалось целый месяц, был ноябрь 2008 г.

Нестабильность на рынке покупки и продажи кредитов с высоким уровнем риска грозит тем, что крупный «пузырь» американского корпоративного долга может лопнуть. В апреле 2017 г. МВФ предупредил, что как минимум 20 процентов этого долга будет безнадёжным в сценарии повышения ставок. Объём долга американских компаний превышает 9 трлн. долл., это почти вдвое выше уровня 2007 г. 540 млрд долл. из этой суммы нужно рефинансировать в текущем году, 760 млрд долл. в 2020 г., в последующем году около 2 трлн. долл. В июне 2007 г., до финансового краха, рефинансированию в ближайшие три года подлежало меньше 500 млрд долл. Такие крупные американские компании, как General Motors и General Electric, занимавшие деньги для выкупа собственных акций, сегодня видят, как цены на акции катятся вниз, а убытки намного превышают чистые доходы компаний. В 2018 г. падение цен на акции некоторых крупнейших американских банков составило до 30 процентов, несмотря на выкуп банками своих акций на десятки миллиардов долларов.

Лондонская Telegraph писала о сокращении кредитования 16 декабря в статье «БМР опасается финансового пароксизма в сердце мировой клиринговой системы» (“BIS Fears Financial Seizure at the Heart of the World’s Clearing System”). Её автор Амброуз Эванс-Притчард (Ambrose Evans-Pritchard) процитировал последний квартальный отчёт Банка международных расчётов, который предупреждал: центральные контрагенты, образованные после кризиса 2008 г. как посредники для клиринга торгов деривативами, могут вызвать «дестабилизирующую петлю обратной связи, усиливая стресс». В сентябре одна скандинавская клиринговая палата едва не развалилась. Как отмечал Эванс-Притчард, «номинальная стоимость мирового объёма деривативов, прошедших клиринг, в 4,4 раза превышает объём мирового ВВП, повысившись с уровня 2,8 раза в 2008 г.» По словам БМР, этот рынок «может обрушиться с “потенциальными последствиями для всей финансовой системы”». МВФ также предупреждал в 2018 г., сказал Эванс-Притчард, что «центральные контрагенты «повышают риск краха самой инфраструктуры» и могут привести к «катастрофе», если все линии защиты будут сметены крупным дефолтом».

Изолировать подобные спекулятивные финансовые операции от операций коммерческих банков, которые обслуживают жизненно важные экономические функции, при помощи восстановления таких законов, как принятый в США в 1933 г. Закон Гласса — Стиголла, нужно безотлагательно, чтобы не дать кризису погубить всю мировую экономику.


Мировое сообщество с единым будущим: предложенная Китаем стратегическая перспектива до 2050 г.

Хельга Цепп-Ларуш

С этой речью основатель Шиллеровского института Хельга Цепп-Ларуш выступила в Москве на 23-й Международной научно-практической конференции, проведённой Институтом Дальнего Востока Российской академии наук (РАН) 24-25 октября 2018 г. по теме «Китай, китайская цивилизация и мир: история, современность, перспективы».

Серьёзный вопрос, который должен заботить всех думающих людей на планете, это в сущности тот же самый вопрос, по которому велись горячие споры в молодой американской республике, как было написано в «Записках Федералиста» (Federalist Papers): «Способно ли человеческое общество к эффективной форме самоуправления?» Но сегодня это вопрос не только для одного государства; он касается всего человечества и необходимости новой парадигмы в мироустройстве.

Похоже, напряжённость в мире, страдающем от многочисленных кризисов, нагнетается до критической точки: опасность нового — на этот раз системного — финансового краха трансатлантической финансовой системы, беспрецедентная поляризация в США в связи с продолжающейся попыткой свергнуть президента Соединённых Штатов, провокационные операции, отвлекающие манёвры в духе геббельсовской пропаганды против населения целых стран, эпидемии наркотиков как новая форма опиумных войн, охвативший весь мир миграционный кризис, терроризм и нацизм, усиление центробежных сил в Европейском Союзе, новая волна агрессивных, вызванных геополитическими мотивами попыток защитить уже не существующий порядок — вот лишь некоторые из проблем. В мире разлад.

Учитывая такую сложность и, казалось бы, полную разобщённость мира, насколько реалистична перспектива, представленная на 19-м Всекитайском съезде КПК президентом Китая Си Цзиньпином, где он определил для Китая цель стать «сильной, демократической, передовой в культурном отношении, гармоничной и прекрасной», полностью модернизированной страной к 2050 году и даже в какой-то момент сказал о построении «прекрасного мира», в котором могут участвовать все государства?

Если смотреть на перечисленные выше кризисы и сложности как на не связанные между собой отдельные проблемы, то можно прийти к «дурной бесконечности», где решение многих из них представляется невозможным. Но если признать, что у всех этих проблем общие особенности в том, что они суть производные старой парадигмы уходящей эпохи, то можно найти решение, опираясь на принципы эпохи новой.

Два кардинально новых пути

Существуют две кардинально новые темы, которые в ближайшем будущем создадут совершенно противоположные пути для человечества. Первая касается грандиозной битвы, которую ведут сегодня в Соединённых Штатах. Попытка свержения президента Трампа может быть успешной, и его тем или иным способом изгонят с поста. Или, в противном случае, сговор глав спецслужб администрации Обамы с британскими спецслужбами (Центром правительственной связи и МИ-6) в организации «Раша-гейт» против Трампа, — чтобы не дать ему реализовать своё намерение наладить добрые отношения между США и Россией, — приведёт к уголовному преследованию организаторов сговора.

Получи демократы большинство мест в Палате представителей на промежуточных выборах — и политика конфронтации, которая, как мы видели, проявилась в санкциях против России, торговой войне с Китаем и недавней [антикитайской] речи вице-президента Пенса, сразу обострилась бы еще больше. Если Трамп сможет укрепить своё

положение, то существует и возможность того, что, несмотря на многие высказывания «ястребов», доносящиеся сегодня из США, он сможет во второй половине своего первого президентского срока улучшить отношения с Россией и вернуться к своему изначально положительному отношению к Китаю.

Второй кардинальный вопрос это вопрос о том, попадём ли мы в «ловушку Фукидида» или избежим её. Давайте посмотрим на возможность избежать «ловушки Фукидида», явного столкновения между державой, доминировавшей в мире до настоящего времени (США), и набирающей мощь державой (Китай), определив решение, которое выходит далеко за рамки отношений только между этими двумя державами, направлено на устранение экзистенциальных опасностей для всех стран и, таким образом, поднимает обсуждение и осмысление ключевых проблем на более высокий уровень.

Новая Бреттонвудская валютно-финансовая система

Предложение, выдвинутое моим мужем Линдоном Ларушем несколько лет назад, остаётся актуальным: четыре самые мощные страны в мире — США, Россия, Китай и Индия, — поддерживаемые другими странами (Японией, Южной Кореей и другими) должны в короткие сроки установить Новую Бреттонвудскую систему, чтобы избежать потенциально разрушительных последствий неконтролируемого финансового краха. Эта новая международная кредитная система должна исправить недостатки старой Бреттонвудской системы, которая не была реализована так, как планировал президент Франклин Делано Рузвельт, но была искажена под влиянием Черчилля и Трумэна. Она должна гарантировать безусловный суверенитет каждой участвующей в ней нации-государства и содействовать реализации у них безграничных возможностей для получения благ научно-технического прогресса ради общего блага всех и каждого.

Важнейшей особенностью этой Новой Бреттонвудской системы должно быть кардинальное изменение денежно-кредитных, экономических и политических отношений между доминирующими державами и так называемыми развивающимися странами. Если всё более активно не устранять неравенства, сохраняющиеся вследствие современного колониализма, то не может быть ни мира, ни решения таких проблем, как миграционный кризис или терроризм.

Инициатива «Один пояс и один путь»

Основная концепция для такой новой кредитной и экономической системы уже существует в принципе в политике президента Си Цзиньпина «Один пояс и один путь». За пять лет существования она создала беспрецедентную динамику надежды и оптимизма примерно у 100 участвующих в ней стран и, учитывая темпы её реализации за такой короткий срок, совершенно очевидно: цель, определённая президентом Си Цзиньпином как построение «прекрасного мира» к 2050 году для всего человечества, абсолютно достижима.

Новая система международных отношений, необходимая для новой парадигмы, уже находится в процессе формирования. Крепнущая интеграция инициативы «Один пояс и один путь», Шанхайской организации сотрудничества, Евразийского экономического союза и организаций глобального Юга успешно развивается и уже приводит к образованию совершенно новых стратегических альянсов во имя взаимной выгоды всех их участников. «Дух Нового Шёлкового пути» быстро распространился в большинстве стран Азии и Латинской Америки и впервые за несколько веков дарит надежду Африке, которую президент Си назвал континентом с огромнейшим потенциалом развития.

В этом контексте президент Путин пообещал «дать свет» африканскому континенту, предоставив ему атомную энергетику. Сегодня многие говорят об «Африке, этом новом Китае с африканскими особенностями»! И, несмотря на нежелание Европейского Союза и нынешнего немецкого правительства, в Европе растёт число людей, которые хотят, чтобы их страны полностью присоединились к программе Нового

Шёлкового пути, как показывают группа «16+1» [страны Центральной и Восточной Европы плюс Китай], а также Испания, Португалия, Швейцария, Нидерланды, Бельгия и особенно Австрия и Италия.

Однако самая серьёзная и неизбежная сложнейшая задача будет в том, чтобы найти решение, в котором участвовали бы Соединённые Штаты. Учитывая степень милитаризации США с точки зрения и вооружённых сил, и количества оружия у населения, вероятность того, что США могут распасться или смириться с исключением из альтернативной мировой системы так же мирно, как это случилось с распадом Советского Союза, возможно, стремится к нулю. Объявленная 1 марта военная политика президента Путина в отношении российской военной науки и стратегического альянса между Россией и Китаем показывает: России и Китаю это ясно. Поэтому, чтобы избежать «ловушки Фукидида», разрабатываемое решение должно интегрировать и США в мировой порядок, основанный на высшем принципе.

Мировое сообщество с единым будущим

Предложенная общая политическая платформа должна быть концептуализирована с точки зрения того, что Николай Кузанский определил как совершенно новую форму мышления, его знаменитого coincidentia oppositorum (совпадение противоположностей), Единого, которое есть нечто более высокого порядка, чем Многое. Эта идея уже неявно присутствует в предложенной Си Цзиньпином концепции «мирового сообщества с единым будущим».

Вместо того чтобы подходить к вопросу о новой системе международных отношений с позиции, согласно которой надо исходить из существующего положения дел, представление о человечестве, которое войдёт в пору зрелости через 50 или 100 лет, должно включать набор конкретных предложений о сотрудничестве. К тому времени, согласно научной теории Владимира Вернадского, ноосфера возьмёт верх над биосферой в качественном отношении, и новые поколения учёных и деятелей искусства будут общаться друг с другом в поиске новых физических и художественных принципов.

Как изложил в своей концепции немецкий ракетостроитель и провидец в области освоения космоса Краффт Эрике (Krafft Ehricke), распространение инфраструктуры в ближний космос — как предварительное условие для межзвёздных космических полётов — является необходимым следующим уровнем эволюции человека как вида. Как показало сотрудничество на Международной космической станции и поразительные результаты работы телескопа Хаббла, акцент на человечестве как биологическом виде, осваивающем Космос, полностью меняет самосознание у всех участвующих космонавтов, инженеров и учёных. Кроме того, это сотрудничество полностью заменило представление о том, что мы прикованы к Земле, — где противоположным геополитическим группировкам приходится враждовать из-за ограниченных ресурсов, — идеей того, что человечество лишь начало делать самые первые младенческие шаги во Вселенную, в которой, по оценке, два триллиона галактик.

Космическая программа Китая скоро обусловит ещё одну беспрецедентную кардинальную перемену, выведя мир в новую научную и промышленную революцию. Полёты Чанъэ на Луну включают масштабную программу доставки с Луны гелия-3 как топлива для энергетики, основанной на контролируемом термоядерном синтезе на Земле. Когда человек сможет контролировать термоядерную реакцию, у нас будет энергетическая и сырьевая безопасность для всего человечества на обозримое будущее.

В том же направлении в рамках проекта Чандраян-2 Индийской организации космических исследований (Indian Space Research Organization, ISRO) будет проведён анализ лунной коры на наличие следов воды и гелия-3. Президент Трамп объявил, что пилотируемые космические полёты, возвращение на Луну и миссии на Марс и в «далёкие миры» снова становятся национальной миссией США. Эти и связанные с ними проекты

других космических держав принесут пользу не только странам-участницам, но и всему человечеству.

Космическая наука преобразит каждый аспект жизни на Земле, поскольку те же общие технологии и методологии создания пригодных для жизни условий на «пустошах» Земли (примером является «Умка» — российский проект города в Арктике) будут использоваться для создания поселений на Луне. Космическая технология полностью революционизирует доступ к передовой медицине в каждой точке Земли. Сельское хозяйство получит пользу от многих космических исследований. Сочетание экономики, основанной на технологии ядерного синтеза, и индустриализации Луны как следующих шагов в безграничном процессе непрерывного освоения человечеством законов Вселенной будет означать совершенно новую экономическую платформу в том смысле, как её определил Линдон Ларуш.

Если множество людей, находящихся в бедственном положении в мире, — независимо от того, спасаются ли они как беженцы от невзгод бедности и войны или видят, как распадается общество с ростом насилия, алкоголизма, наркомании или депрессии, или охвачены отчаянием по другой причине, — смогут узнать о ближайших возможностях прорыва в новую эру человечества, то дух Нового Шёлкового пути распространится и станет маяком надежды для всех.

Такой упорядочивающий принцип для нашего сегодняшнего разъединённого мира может стать основой для совместного лидерства президентов Китая, России, Индии и США.

Перевод с английского М. Бурковой.


Хельга Цепп-Ларуш о Новой Бреттонвудской систем

«Нужно разобраться со сферой спекуляций и ликвидировать её, и затем создать кредитную систему»

Отрывок из интервью 18 июля 2018 г.

Харли Шлангер (Шиллеровский институт). Как будет работать Новая Бреттонвудская система, и требуется ли ей активная поддержка России, Китая и США? Достаточно ли её будет для внедрения системы?

Хельга Цепп-Ларуш. Прототип такой системы уже существует в форме финансовых организаций, связанных с «Новым Шёлковым путём» — это Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Фонд Шёлкового пути, Фонд Морского Шёлкового пути, Новый банк развития БРИКС, а также формирующийся Африканский инвестиционный фонд. Это региональные организации, которые уже выдают кредиты для развития реальной экономики, а не для спекуляций.

Китай занимается полным пресечением спекуляций. Отмечается спад китайских инвестиций на мировом рынке, главным образом вследствие того, что Китай сейчас вводит полный запрет на спекулятивные инвестиции за рубежом. Так что некоторые страны уже принимают нужные меры, но явно видно: большая тёмная туча на горизонте это состояние финансовой системы Запада, и состояние это ужасающее. Туч много: это и деривативы «третьего уровня», и долг компаний. Многих беспокоит будущее евро.

Нам, вероятнее всего, нужна конференция по вопросам долга. Необходимо избавиться от деривативов — конечно же, от деривативов третьего уровня, — но нужно также разобраться со всей этой сферой спекуляций и ликвидировать её, и затем иметь в наличии организации для создания кредитной системы, национальные банки в каждой стране и фиксированные курсы валют. Это означает стабильное финансовое управление — такое, к какому призывал и призывает Китай.

Со стороны Запада ничего не ожидается, хотя важным фактором для инициирования такого обсуждения может быть Италия. Несколько итальянских парламентариев и государственных секретарей выступили за введение разделения банков по принципу Закона Гласса-Стиголла и за Национальный банк.

Самым лучшим вариантом было бы выполнение Президентом Трампом своего предвыборного обещания вновь ввести Закон Гласса-Стиголла, возродить «американскую систему» в экономике и затем обратиться к другим странам для введения некоего варианта Нового Бреттонвудского соглашения. Если каждая страна сформирует у себя Национальный банк и собственную кредитную систему, то можно будет учредить клиринговые палаты и вести переговоры о долгосрочных международных инвестициях между этими странами; такие клиринговые палаты будут призваны сглаживать многие различия между разными национальными экономиками.

Я полагаю, это обсуждение нужно провести на международном уровне, поскольку одной из серьёзных угрожающих проблем является возможность неконтролируемого финансового краха. Ему нужно противодействовать при помощи создания новой финансовой архитектуры, и инициатива «Пояс и путь» уже представляет собой ту модель сотрудничества между государствами, которая необходима. Именно поэтому Шиллеровский институт прилагает такие усилия к тому, чтобы убедить людей в пользе, которую участие в Новой парадигме принесёт каждой стране, так как это лучший способ обеспечить упорядоченный переход к новому формату международных отношений. И это насущная необходимость, если мы хотим избежать хаоса; в хаосе всегда существует опасность войны. Поэтому такое обсуждение является крайне своевременным и неотложным.


Лондонские финансы главенствуют в мире и губят национальные экономики

Рецензия: «Паутина: вторая империя Британии»

Документальный фильм, 2017 г.; 69 минут

Режиссер Майкл Освальд (Michael Oswald), продюсер Джон Кристенсен (John Christensen)

Пол Галлахер

15 апреля 2018 г. — В недавно вышедшем на экраны документальном фильме «Паутина» показана разрушительная власть Британской империи — в наши дни. Этот необычный фильм доказывает неправоту тех, кто полагает, будто Британия давно перестала быть империей и стала всего лишь умным исполнителем или даже «мальчиком на побегушках» великой державы — Соединённых Штатов. Как показано в фильме, ошибаются и те, кто считает, что офшорные банковские зоны Британии (подобные Каймановым островам) представляют такую же решаемую проблему, как и банковская тайна в Швейцарии, а зацикливаются на них лишь борцы за экономическое равенство и справедливое налогообложение.

Фильм доказывает, что Лондон не только является основной движущей силой геополитических манипуляций, государственных переворотов и войн против конкурирующих или набирающих силу держав, но и остаётся доминирующей финансовой силой мира, именно под его руководством спекуляции, секьюритизация и финансирование наркоторговли и терроризма стали основными видами деятельности мировой банковской системы с конца 1960-х гг.

Стягивание финансовых ресурсов мира в Лондон

Соавтором «Паутины» является основатель Tax Justice Network Джон Кристенсен, фильм частично основан на книге 2011 г. «Острова сокровищ: налоговые гавани и люди, укравшие весь мир» (Treasure Islands: Tax Havens and the Men Who Stole the World) Николаса Шэкссона (Nicholas Shaxson)1, эксперта по британским офшорным гаваням; интервью с Шэкссоном — одна из основных составляющих фильма. Сам Кристенсен набирался знаний и опыта, в течение ряда лет работая «под прикрытием» в качестве советника правительства Её Величества в Бейливике Джерси.

В фильме показан колоссальный ущерб, нанесённый лондонским Сити и его банками мировой экономике, в том числе экономике США, с 1960-х гг. В его названии авторы говорят не какой-то новой и неполноценной Британской империи, а о восстановлении той самой Британской империи после её военного распада в 1950-х гг.

Манипуляции зависимых от Британии территорий — островных финансовых гаваней Джерси, Гернси, Британских Виргинских островов, Каймановых островов, Гибралтара, Багамских островов (бывшего коронного владения) и др. — многие годы являются притчей во языцех. Но в документальном фильме успешно создаётся совершенно иное представление об этих территориях для зрителя. Зависимые от Лондона гавани, напрямую управляемые Банком Англии и Сити, 50 лет стягивают активы мира в банки Сити. Этот процесс восстановил финансовое господство Лондона в мире, его способность грабить развивающиеся страны и вовлекать экономику США и других стран в спекулятивные операции, а не в кредитование — то есть, вовлекать их в чрезвычайно рискованную «секьюритизацию» и дерегулирование.

Эксперты фильма показывают, что Лондон вызвал деиндустриализацию экономики США и Европы, особенно потому, что дерегулирование лондонской фондовой биржи в октябре 1986 г. («Большой взрыв») инициировало дерегулирование банковской деятельности по обе стороны Атлантики.

Кроме того, создав «тайные норы» (“bolt holes”) — выражение Банка Англии для обозначения островов как мест слива денег для ухода от налогов — и правила, позволяющие финансовым корпорациям и транснациональным компаниям платить минимальные налоги, а богатым людям и вовсе их не платить, Лондон поднял имущественное неравенство до беспрецедентного уровня, щедро вознаградил за непроизводительное инвестирование накоплений разных стран и дал толчок росту популизма в ответ на эти процессы.

Одним словом, Лондон полвека подавлял рост, производительность, производительное кредитование и инвестиции в экономику разных стран мира. Это те самые полвека, когда в экономике США рост производительности и научно-технический прогресс замедлились почти до полной остановки к огромному изумлению экономистов; численность занятого населения страны начала сокращаться; возобладали войны и наркомания.

Сегодня эти глобальные процессы (хотя эту тему не затрагивают ни книга Шэкссона, ни фильм) отчасти повёрнуты вспять благодаря необычайно высоким темпам роста Китая и его производительным зарубежным инвестициям в этом столетии. Лондон и Пекин представляют собой противоположные парадигмы для мировой экономики.

Места, которые называют «другими местами»

В фильме «Паутина» рассказывается о создании «второй Британской империи».

Начнём с Клемента Эттли, британского премьер-министра в 1945-1951 гг.: «Снова и снова мы видели, что существует другая власть помимо находящейся в Вестминстере. Лондонский Сити, удобный термин для обозначения совокупности финансовых интересов, способен заявить о себе как о силе, противостоящей правительству страны».

Первоначально гаванью был сам Лондон, начиная с 1960-х гг. В противовес стабильности созданной по инициативе Франклина Рузвельта и функционировавшей после войны Бреттонвудской системы Лондон придумал феномен «офшоров», и Сити был «офшором» — местом, где Бреттонвудские постановления не исполнялись, и где к началу 1970-х гг. эти постановления были в конце концов уничтожены незаконно высокими процентными ставками рынка евродолларов. В 1966 г. Банк Англии объявил, что операции с долларами в Лондоне находятся вне его юрисдикции; официально они проводились «в других местах». Лондон, говорит Шэкссон, «был местом, где руководителям банков не приходилось беспокоиться о последствиях их действий» (с 1990-х гг. таким местом стала и Уолл-стрит). Все банки Уолл-стрит перевели свои международные операции в Лондон, где они и остаются. Объём «еврорынка», центром которого является Лондон, к 1980 г. вырос до 500 млрд долл., а к 1988 г. до 4,8 трлн. долл. К 1997 г. через этот рынок выдавалось 90% международных кредитов.

Начиная с лицензирования Международного кредитно-коммерческого банка (Bank of Credit and Commerce International, BCCI) в 1972 г., Банк Англии давал убежище и защиту банкам, которые финансировали терроризм и наркоторговлю; за десять лет с момента образования BCCI стал седьмым по величине в мире банком, а затем обанкротился. Банк Англии знал, что BCCI финансировал наркокартели и террористические группировки, но пытался предотвратить его крах. Когда BCCI рухнул, а его преступления были изобличены, тогдашний управляющий Банка Англии Роберт Ли-Пембертон (Robert Leigh-Pemberton) заявил: «Если бы мы закрывали банк каждый раз, когда обнаруживали случай мошенничества, у нас было бы меньше банков, чем сегодня».

Банк Англии рекомендовал управляющих для, как он это называл, «тайных юрисдикций» (офшорных островов и групп островов) британскому правительству, которое их назначало. Лондон полностью контролирует эти гавани, заявляя при этом, что не контролирует; и в этом случае это «другие места». Когда, например, Багамские острова вышли из-под контроля Британии и стали независимыми, с них ушли все финансовые фирмы, перейдя на Каймановы острова.

Все лондонские банки стали проводить операции в офшорных гаванях. Лондонские юридические и бухгалтерские фирмы назначили тысячи самых квалифицированных сотрудников для разработки ещё более сложных «секретных структур в офшорах». Эти сети трастов, владеющих корпорациями, владеющими трастами и т.д., позволяют полностью скрыть собственников активов, которые получают высокие прибыли на капитал. Этот разбухающий капитал возвращается в мировую финансовую систему через лондонские банки. Неоднократно попадавший в тюрьму сенатор Бейливика Джерси и разоблачитель служебных злоупотреблений заявляет: в Сити и офшорных гаванях «большинство политиков участвуют в бизнесе» — в бизнесе по разработке и применению трастовых структур.

Эта система была создана затем, чтобы сосредоточить финансовые ресурсы мира в Сити. Начиная с Chase Manhattan примерно в 1970 г., Лондон отделяет крупнейшим банкам США долю денежных потоков, способствуя деиндустриализации и дерегулированию банков в этой стране (прежде всего отмене закона Гласса — Стиголла).

Но сегодня 25% мировой финансовой деятельности и 50% операций с финансовыми деривативами проводится на британских территориях (на США приходится, соответственно, 19% и 25%). На одних только Каймановых островах зарегистрировано три четверти хеджевых фондов мира.

Яркий пример достижения Второй империи Кристенсен приводит на презентации: «Активы стоимостью целых 50 триллионов долларов в мире никому не принадлежат». Бенефициарных собственников активов, будь то казино, инвестиционные фонды или скаковые лошади, практически невозможно установить. Поэтому они платят налоги лишь если сами захотят — если вообще платят.

Совершенно очевидно, что Банк Англии мог бы публиковать реестр трастов и их владельцев, но этого не позволяет. (А в том, как делает своё дело Комиссия Её Величества по доходам (Her Majesty’s Revenue Commission, британский аналог Службы внутренних доходов), можно убедиться, только посмотрев фильм.)

Скрытая причина

Самое ценное в этом новом фильме — разоблачение Второй империи Британии как причины огромных экономических перемен к худшему в последние полвека.

Бегство капитала из развивающихся стран достигает 1 трлн. долл. в год, и половина этой суммы уходит в банковскую систему с центром в Лондоне. В 1970-2008 гг. в британские офшорные тайные юрисдикции поступил «беглый капитал» в размере 944 млрд долл. только из африканских стран к югу от Сахары. Развивающиеся страны, ограбленные таким способом — при помощи мощного стимула для их элит, которыми

являются «офшоры», — оказываются лишенными инвестиций, развития и фактически становятся огромными кредиторами банков Сити.

На всех уровнях были уничтожены стимулы для производительного инвестирования в промышленные страны Европы и Северной Америки, поскольку оно регулируется и облагается налогами, в то время как в распоряжении непроизводительного и секьюритизированного инвестирования, в частности, инвестирования в обеспечение финансовой независимости и раннего выхода на пенсию (FIRE, “Financial Independence and Retiring Early”), весь офшорный мир, не регулируемый и не облагаемый налогами. К тому же правительства этих стран не могут тягаться с лондонскими «другими местами», когда речь идёт о доходах для инвестирования в технический прогресс и инфраструктуру.

Офшорные гавани создают экономическое неравенство в странах во всём мире.

Сегодня многие нападают на «русскую мафию» и «российских олигархов» как на силы финансового зла. В самом деле, присутствие «российских» (тогда советских) денег в лондонском «офшоре» уходит корнями в конец 1950-х, когда в Сити приветствовали Московский народный банк как участника новорождённого рынка «евродолларов». Но россияне, в частности, богатые русские после распада СССР, были всего лишь мелкими рыбёшками в большом море офшорных финансов Лондона, их часто тянуло жить в Лондоне, а иногда они попадали там в ловушку (или их убивали). Например, отец британского премьер-министра Дэвида Кэмерона разрабатывал секретные трасты, в которые могли вкладываться в том числе и такие россияне.

В фильме «Паутина» разоблачается роль Лондона в инициировании замены разделения банков на дерегулирование банков, ограбления развивающихся стран, сокращения инвестиций в производство, создания «1 процента» самых обеспеченных людей и финансирования терроризма. Вторая империя Британии это то явление, для замены которого возникла новая парадигма Нового Шёлкового пути. Восстановление разделения банков крупнейшими странами по принципу закона Гласса — Стиголла начнёт процесс разрушения Империи.

Другие статьи по теме

Л. Ларуш, «Новое средневековье уже рядом: Брутальный “британский” империализм в наши дни» (2008 г.)

Р. Дуглас, «Ставленники Лондона в Москве – яд в политику России» (2010 г.)

 


Размышления в первые месяцы 2018 года о финансовом кризисе и экономических решениях

В первые месяцы 2018 г. многие крупные страны переживают политические изменения или даже потрясения. Эти политические процессы разворачиваются на фоне грозных признаков в мировой финансовой системе, что стало темой трёх статей Элизы Баруик (Elisa Barwick), главного редактора Australian Alert Service (издания политической партии Совет граждан-избирателей Австралии) и активиста международного Шиллеровского института. Фрагменты этих статей приводятся ниже.

Добро пожаловать в 2018 год – «год опасной нестабильности»

10 января 2018 г. — Перед уходом с поста председателя Федеральной резервной системы США Джанет Йеллен (Janet Yellen) заявила на пресс-конференции 13 декабря 2017 г.: «Я думаю, когда мы смотрим на другие индикаторы рисков для финансовой стабильности, никакие красные или, возможно, даже оранжевые лампочки не мигают. <…> Мы не видим никакого тревожного наращивания долговой нагрузки или чрезмерно высокого роста кредитования».

Однако организация, от которой она получает информацию — Управление финансовых исследований (УФИ; Office of Financial Research, OFR), — сама использует «тепловую карту» для измерения риска. В годовом отчете за 2017 г. УФИ заявило, что рыночный риск находится в красной зоне. «На мониторе тепловой карты коэффициенты компаний «долг / активы» и «долг / прибыль» находятся в красном секторе», а «доля государственного долга США в ВВП — самая высокая за последние десятилетия».

27 декабря аналитики Пэм и Русс Мартенс из интернет-ресурса финансовых новостей Wall Street on Parade писали: «ФРС не увидела приближение грандиозного финансового краха в 2008 г. Несмотря на это, в соответствии с Законом Додда-Франка [«О реформе Уолл-стрит и защите потребителей» от 2010 г.] ей были даны расширенные полномочия в области банковского регулирования, и сегодня она осуществляет надзор над крупнейшими банковскими холдингами Уолл-стрит в США, помимо выполнения функций центрального банка страны, отвечающего за денежно-кредитную политику. <…> Председатель ФПС ещё больше подрывает свою организацию, когда затушёвывает вполне реальную угрозу, которую банки с Уолл-стрит по-прежнему представляют для экономики США».

Хотя Йеллен начала сворачивать политику количественного смягчения (quantitative easing, QE) и сокращать денежную массу в обращении, Номи Принс (Nomi Prins) в статье «Следующий финансовый кризис будет хуже прошлого» (“The next financial crisis will be worse than the last one,” Truthdig, 29 декабря 2017 г.) указала, что она делала это очень медленно, с минимально возможными снижениями [ключевой процентной] ставки. Принс, ранее входившая в исполнительное руководство Goldman Sachs, отметила: «В действительности ФРС и администрация напуганы тем, что возвращение слишком большого объёма облигаций на финансовые рынки приведёт к активизации распродажи финансовых инструментов, а это может вызвать очередное сокращение доступности кредита и возможную рецессию, не говоря уже об убытках для крупных банков, кредитующих эти корпорации».

Из-за количественного смягчения возникло множество «пузырей», сделав ситуацию гораздо хуже, чем в 2008 г. Оно довело объём долга компаний до уровня, наблюдавшегося перед кризисом 2007 г., отметила Принс. «Обусловленная дешёвыми деньгами ФРС и низкими процентными ставками, сумма задолженности компаний выросла почти вдвое, с докризисного уровня 3,4 трлн. долл. до рекордных 6,3 трлн. долл. И если в прошлом компании использовали часть заёмных средств для вложений в реальный рост, то в этот раз объём корпоративных инвестиций оставался относительно низким. Вместо инвестирования компании кинулись скупать собственные акции, и объём их выкупа вернулся на уровень 2007 г.».

ФРС оказалась перед дилеммой: либо закачать больше ликвидности в «пузырь», либо постараться сдуть его, в результате чего он мог бы лопнуть. В сущности, одновременно делается и то и другое. В то время как ФРС принимает меры по сокращению количественного ограничения, с одной стороны, предложенное Трампом снижение налога на прибыль компаний (на 40%) равносильно четвёртому раунду количественного смягчения, говорит генеральный директор JPMorgan Case Джейми Даймон (Jamie Dimon), по словам которого значительная часть дополнительных средств компаний пойдёт на выплату дивидендов и выкуп акций, что изначально создало «пузырь» корпоративного долга.

При всех разговорах о сокращении денежных вливаний в экономику, отметила Принс, «в этом году баланс ФРС сократился всего на 10 млрд долл. (что эквивалентно погрешности округления). Другими словами, сокращение ликвидности, предоставляемой крупным банкам, оказалось ничтожным. Поэтому, сделала вывод Принс, «2018 год будет годом опасной нестабильности, годом увеличения числа пузырей, надуваемых дешёвыми деньгами, с последующим сдутием и потерей стоимости активов, которая начнётся с рынков облигаций или заёмных средств. <…> Если в 2018 году или позже разразится ещё один финансовый кризис, то он будет хуже предыдущего, поскольку система остаётся в основном нереформированной, банки всё ещё слишком велики, чтобы рухнуть, а ФРС и другие центральные банки по-прежнему контролируют поток средств в эти банки (а через них на рынок), поддерживая низкую стоимость финансирования».

Если система останется без изменений, то мировой элите грозит лавина социального недовольства

31 января 2018 г. — Два самых важных оратора на Всемирном экономическом форуме в Давосе 23-26 января, возможно, не те, о ком вы думаете (намёк: Дональда Трампа среди них не было). Обратим внимание на выступление китайского советника по экономике Лю Хэ о сокращении бедности как показателе успеха в области прав человека и развитии экономики и на предостережение министра финансов в британском Теневом кабинете Джона Макдоннелла (John McDonnell) о том, что без коренного преобразования мошеннической гнилой структуры экономики собравшаяся в Давосе элита и её система вскоре будут уничтожены.

В интервью газете Guardian от 26 января Макдоннелл резко раскритиковал опасное заблуждение, в очередной раз изложенное в давосском отчёте о глобальных рисках на 2018 г. (Global Risks Report 2018), в котором провозглашено, что «происходит подъём мировой экономики». По словам представителя Лейбористской партии, он был шокирован эйфорией, захлестнувшей тысячи руководителей банков, чиновников и глав крупных компаний в Давосе. «Создаётся ощущение, будто они в своём мирке отрезаны от того, что чувствуют люди за его пределами, — заявил он британской газете. — Они не осознают глубокого отчуждения» обычных людей, которым через десять лет после мирового финансового кризиса и после десяти лет затягивания поясов всё это надоело.

В статье для Evening Standard от 27 января Макдоннелл кратко сформулировал мысль, которую изложил собравшимся в Давосе. Он обрисовал огромное неравенство, отражённое в последнем годовом отчёте благотворительной организации Oxfam. «В последний год появилось больше миллиардеров, чем когда бы то ни было в истории. Сегодня Лондон славится бóльшим числом миллиардеров, чем любой другой город в Европе, — сказал Макдоннелл. — Крохотная группка людей необычайно преуспевает. Но все те, кто живёт за поставленными элитой заборами и защитными барьерами, могут видеть, что система не работает. Она не работает, когда государственные услуги в Британии сокращаются и ухудшаются все десять лет после кризиса во имя “жёсткой экономии”, но богатые гигантские корпорации в прошлом году увели от налогов больше 18 миллиардов фунтов стерлингов. Она не работает, когда сегодня реальные зарплаты у большинства ниже, чем десять лет назад, в то время как среднее вознаграждение генеральных директоров компаний FTSE 100 в прошлом году выросло до 5,4 миллионов фунтов. Она не работает, когда здесь в Лондоне бездомность находится на рекордно высоком уровне, а количество бомжей увеличивается седьмой год подряд, но у спекулянтов жильём квартиры и дома стоят пустые по всей столице».

В процитированном отчёте Oxfam показано, что 82% нового финансового богатства, созданного в мире за последний год, ушло к 1% самых богатых людей. Финансовое богатство, созданное в мире в прошлом году, могло бы семь раз ликвидировать крайнюю бедность, но благосостояние беднейших 50% населения не увеличилось совсем.

Макдоннелл продолжал: «Наша НСЗ [Национальная служба здравоохранения] погружается в самый худший кризис за всю свою историю, а пожилые пациенты умирают, ожидая в промёрзлых машинах скорой помощи, из-за нехватки коек, а в это время продажи яхт класса “люкс” стремительно растут. Это экономическая система, наглядно и очевидно мухлюющая ради нескольких человек за счет многих. Поэтому я предупреждаю: если нашу мошенническую экономическую систему коренным образом не изменить, а её правила не переписать, то люди потребуют изменений. Мы уже видели первые всплески этих требований по всему миру. Мировая элита, которая собирается в Давосе, рискует вызвать лавину социального недовольства, которая сметёт и их, и их гнилую систему. Нам нужны системные изменения, а не просто поправки тут и там».

Многочисленную китайскую делегацию в Давосе возглавлял Лю Хэ, ведущий советник президента Си Цзиньпина по экономике. Он выразил общую обеспокоенность проводимой центральными банками политикой количественного смягчения и попытками развивать её. Предупреждая, что «мы должны сосредоточиться на влиянии денежно-кредитной политики крупнейших экономик мира и изменений на рынках заёмных средств, акций и сырьевых товаров в ближайшее время», он заявил: Китай старается «сделать свою финансовую систему более гибкой и более способной служить реальной экономике, предотвращать системные риски и способствовать более беспрепятственной экономической деятельности». Описывая успехи проводимой в Китае кампании по сокращению бедности, Лю Хэ сказал: «Такие меры воплощают подход Китая к правам человека и будут способствовать глобальному общему делу — сокращению бедности». Эти меры привели к созданию огромного внутреннего рынка граждан со средним уровнем доходов, стимулирующего рост. Он предсказал, что инициатива «Один пояс, один путь» может распространить такие положительные результаты во всём мире.

Необходимость немедленно прислушаться к предупреждению Макдоннелла и принять предложенное Лю Хэ решение была чётко обозначена в выступлении Уильяма Уайта (William White), главы аналитической группы ОЭСР и бывшего главного экономиста Банка международных расчетов, до проведения Давосского форума. «Центральные банки подливают масла в огонь, — заявил Уайт в беседе с Амброзом Эванс-Притчардом (Ambrose Evans-Pritchard) из Telegraph, говоря о закачивании денег в рамках количественного смягчения. — Действительно ли регулирующим органам нужно поздравить себя с тем, что теперь система стала надёжнее? Никто не знает, что случится, когда опять развернут политику количественного смягчения. Рынкам лучше бы быть очень осторожными, поскольку есть множество точек, где они могут дать трещину», — сказал он, добавив, что резко увеличившийся долг в мире может быть взорван повышением ставки в США всего на 1%, и это вызовет масштабные убытки на рынках акций, облигаций, ипотечных инструментов и деривативов, а также дефицит ликвидности при высоком спросе на неё. — По словам Уайта, «сейчас все индикаторы рынка очень похожи на те, которые мы наблюдали перед кризисом Lehman [Brothers], но тот урок как-то забылся».

«Сегодня центральные банки оказались в “долговой ловушке”, — передала его мнение Telegraph. — Они не могут продолжать держать ставки около нуля в то время как в мире нарастает давление со стороны инфляции, поскольку это приведёт к образованию ещё более опасного финансового пузыря, но они не могут и легко поднять ставки, так как это вызовет опасность краха системы. Откровенно страшно», — сказал Уайт.

Чтобы избежать нового финансового кризиса, посмотрите глазами Китая

14 февраля 2018 г. — Китай, наверное, единственная страна в мире, которая провела серьёзное исследование причин мирового финансового кризиса 2007-2008 гг. с целью изменить ущербную финансовую систему. Китай не только разработал эффективные меры в ответ на кризис, но и предложил распространить их по всему миру. Очень важно, чтобы страны осознали, что именно делает Китай, а не просто повелись на лозунги неоконсервативных политиков, экспертно-аналитических центров и СМИ. Время не ждёт, так как видные китайские деятели, наряду со многими экспертами из разных стран, предупреждают: следующий кризис уже не за горами. 16 января Го Шуцин, председатель китайской Комиссии по регулированию банковской деятельности, заявил газете People’s Daily о приближении новой банковсклй паники, создающей «сложные и серьёзные» риски для финансовой системы.

Как раз когда требования о введении режимов по урегулированию несостоятельности банков за счёт кредиторов (bail-in) — программа банкиров для решения нового кризиса с помощью хищения сбережений населения — набирали силу в трансатлантических юрисдикциях, в 2013 г. Лю Хэ, заместитель директора Центра исследований развития при Государственном совете Китая, провёл сравнительное исследование Великой депрессии 1930-х г.г. и кризиса 2008 г. Сегодня Лю — ведущий советник президента Си Цзиньпина по экономике, он представлял Китай на Всемирном экономическом форуме, который проходил в Давосе 23-26 января.

Лю писал, что они предложили проект в 2010 г., поскольку «с момента наступления мирового финансового кризиса 2008 г. мы размышляли о том, как долго кризис может продлиться, какое международное влияние он может иметь, и каким образом мы можем эффективно на него отреагировать». Сопоставление сходных особенностей и различий Великой депрессии 1930-х г.г. и мирового финансового кризиса 2008 г. «дало нам множество идей и открытий, дающих пищу для размышлений», — заявил он.

Одной из основных сходных особенностей обоих кризисов была «политика невмешательства регулирующих органов в экономику, либеральная денежно-кредитная политика, “пузыри” активов и огромный разрыв в уровнях доходов», — сказано в отчёте. Оба кризиса спровоцировали «сильный эффект перераспределения, который вызвал изменения в соотношении сил между крупными странами и серьёзные изменения в мировом экономическом порядке».

Повышение уровня глобализации усугубило сегодняшний кризис на фоне плавающих валютных курсов постиндустриальной эры, повышения степени открытости финансовых рынков, увеличения объёма трансграничных инвестиций, слабого финансового надзора и быстрого увеличения числа транснациональных корпораций. Всё это неизбежно «увязывало интересы одной отдельно взятой страны с интересами других стран».

Лю критически высказался о политике невмешательства государства в экономику (laissez-faire policy). Французское выражение “laissez-faire”, означающее «позвольте делать», или дать людям возможность совершать поступки по своему выбору, определяет экономическую систему, в которой государство не вмешивается [в экономику]. «В период до 1929 г. <…> правительство [американского президента Кальвина Кулиджа] не высказывалось по поводу операций рыночной экономики и позволяло заинтересованным финансовым группировкам играть решающую роль в продавливании смягчения регулирования и введения финансовой либерализации». Аналогичным образом в течение десятилетий, предшествовавших кризису 2007-2008 гг., экономическая либерализация процветала, а режим регулирования стал менее строгим под давлением «мощных промышленных и финансовых группировок». В обоих случаях монополии в основных отраслях стали более концентрированными, сельскохозяйственный сектор более слабым, а диспропорции между отраслями выросли. Разрывы между уровнями доходов увеличились, а рискованная спекулятивная деятельность широко распространилась, сказано в отчёте Лю.

В обоих случаях эта либерализация экономики ассоциировалась с предположительным «экономическим бумом», но, хотя «в психологическом отношении люди стали чрезвычайно склонными к спекуляциям, убеждая себя в том, что могут разбогатеть мгновенно», ситуация в перерабатывающей промышленности ухудшалась, а долг стремительно рос. Американский финансовый сектор в чрезмерной погоне за богатством оторвался от своей основной функции — содействовать развитию промышленности.

Рыночные силы усугубили кризис, говорится далее в отчёте, поскольку «получение прибыли от волатильности рынка заложено в самом характере финансовых капиталистов. При наличии слабой государственной политики силы международных финансовых рынков с огромным удовольствием воспользуются хаотичными ситуациями, а в сочетании с разными разнузданными в таких условиях политическими силами поставят государство под угрозу».

Обоим кризисам предшествовало сосредоточение богатства в руках небольшой элитной группы. Однако углубляющийся кризис принёс с собой «сильнейшее давление с требованием перемен». По словам Лю, точно так же, как после кризиса 1930-х г.г. акцент в мировой экономике сместился с Европы на США, сегодня он смещается в Азиатско-Тихоокеанский регион. «В этом смысле, — говорит Лю, — несмотря на прерывание роста производительности, кризис высвободил позитивную, творческую мощь и дал заметный эффект перераспределения».

Одним из основных элементов этого смещения акцента является расширение совокупного спроса, без которого попытки кейнсианского стимулирования (увеличение государственных расходов и снижение налогов для стимулирования спроса) в конечном счете провалятся. Для этого требуется ликвидация обусловленного неравенством разрыва, воодушевление масс и их вывод на рынок. Китай воспользовался возможностью стать мировым центром обрабатывающей промышленности и сегодня «стимулирует восстановление мировой экономики» при помощи новых технологий, инвестиций в инфраструктуру и выведения населения из нищеты. Его инициатива «Один пояс, один путь» обусловливает ещё большее расширение совокупного спроса, побуждая другие страны к тому, чтобы повышать уровень жизни бедняков и стать процветающими странами и торговыми партнёрами. Поэтому в отчёте Лю рекомендуется искать «максимально широкое пересечение интересов Китая с интересами всего мира».

Китай видит себя в роли катализатора, призванного вывести мир из депрессии, формируя новую архитектуру мировой экономики так, как это сделала Америка после Второй мировой войны, при этом он создал прочную основу для достижения этой цели. В 1993 г., когда Америка и Европа отменяли закон Гласса-Стиголла и его аналоги, Китай принял сходный закон о разделении банковской деятельности, чтобы сократить спекулятивные операции и направить инвестиции в производство и развитие. В то же время он начал создавать национальную кредитную систему, формируя государственно-частные банки, которые сделают доступными кредиты для целей производства. К тому же Китай образовал Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Новый банк развития в сотрудничестве со странами БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР) и фонд Нового Шёлкового пути; все эти организации готовы финансировать развитие инфраструктуры.

В последние месяцы Китай принял получившие широкую огласку меры по дальнейшему запрету спекуляций, ужесточению регулирования банков (в том числе при помощи образования нового суперрегулятора) и запрету спекуляций криптовалютой (биткоинами). На Центральном совещании по экономической работе, проведённом Коммунистической партией в конце 2017 г., президент Си Цзиньпин призвал к бдительности в отношении системных финансовых рисков. На совещании было провозглашено, что Китай будет стремиться способствовать «добродетельному кругу» — связям между финансами и реальным сектором экономики. Сообщая об успешных попытках Китая обуздать спекулятивную инфляцию на рынке жилья, Wall Street Journal 17 января прокомментировала: «У Китая нет того вида рискованных финансовых продуктов, которые обрушили американский рынок жилья и заразили мировую экономику десять лет назад». Годовые темпы роста цен на жильё снизились с 10% до 5%, а в таких крупных городах, как Пекин и Шанхай, ещё больше.

Пора поучиться на примере Китая.

www.larouchepub.com/russian


Лучше было бы провести референдум об участии Испании в проекте Нового Шёлкового пути

2 октября 2017 г.

Данное заявление было опубликовано Движением Ларуша в Испании.

Десять лет назад мировая финансовая система, отягощённая не имеющими собственной стоимости «токсичными» финансовыми деривативами, взорвалась, погубив вместе с собой реальные экономики по всему миру. Введение жёстких мер экономии и эмиссия бумажных денег в трансатлантическом регионе центральными банками и МВФ лишили страны этого региона будущего. Испания наряду с другими европейскими странами стала жертвой этого цунами распада физической экономики, что выразилось в высоком уровне безработицы среди молодёжи, растущей доле населения, подверженного риску нищеты и социальной неустроенности, и в резком падении заработной платы. Всё это соответствует установкам, которые диктует «тройка» — МВФ, Европейская Комиссия и Европейский центральный банк.

Однако в 2013 г. пришёл свет с Востока, когда президент Китая Си Цзиньпин объявил о создании экономического пояса, связывающего страны Азии. Президент назвал его Новым Шёлковым путём, позже появилась более широкая концепция Китая «Один пояс, один путь». Этот мегапроект по развитию инфраструктуры и реиндустриализации с использованием передовых технологий основан на гуманистическом принципе взаимовыгодных отношений суверенных наций-государств — на любви друг к другу. Это общие принципы и конфуцианства, и христианства. Новая архитектура в международных отношениях, краеугольным камнем которой является концепция «Один пояс, один путь», соответствует кампании, которую больше 25 лет ведут американский экономист Линдон Ларуш и его жена, немецкий политический активист и основатель международного Шиллеровского института Хельга Цепп-Ларуш, за Всемирный наземный мост — коридоры развития, предназначенные для объединения всех людей планеты, в результате чего их уровень жизни станет гораздо выше черты бедности. Именно таково содержание национальной программы Китая, которая уже вывела около 700 миллионов человек из нищеты, поставив целью полностью ликвидировать бедность в Китае к 2020 г.

Какова роль Испании? В свои лучшие времена Испания на протяжении нескольких веков служила мостом для проникновения гуманистических идей в разные цивилизации. В Средние века она была центром научно-технического и культурного прогресса и дала таких великих мыслителей, как Раймунд Луллий, Альфонсо X Мудрый и аль-Фараби — подлинных платоников, продвигавших образ Человека как творческого существа. Выполненные Луллием и Альфонсо X переводы работ платоников с арабского на латынь и местные языки (кастильский и каталанский) вдохновили мыслителей золотого века Ренессанса в Европе — таких, как Николай Кузанский и Данте Алигьери, и сформировали мышление автора науки о физической экономике Готфрида Лейбница. Позже Испания помогла выполнить завещание Николая Кузанского о создании основанной на принципах республики нации-государства вдали от олигархической коррупции Европы — нации-государства, которое способствовало бы развитию творческих способностей человечества и спасло бы его от мрачного периода, который оно было вынуждено терпеть больше века. В рамках этого проекта Испания проложила путь к открытию Америки. Кроме того, она способствовала созданию американской республики,

чья Декларация независимости и федеральная конституция основаны на принципах Ренессанса, разработанных Николаем Кузанским и позднее Лейбницем.

В периоды величия Испания всегда была мостом, связующим разные культуры, и страной, где мог (хотя и очень недолго) развиваться подлинный экуменизм среди трёх великих монотеистических религий, о чём свидетельствует Толедская школа перевода.

В XXI веке Испания может снова стать звеном в Всемирном наземном мосте, связующим Азию, Африку, Северную и Южную Америку. В этом году испанское правительство сделало первый шаг к присоединению к парадигме взаимовыгодных отношений, которую Китай предлагает в рамках проекта Нового Шёлкового пути.

Обсуждение выхода одного образования из состава другого, которое должно быть в центре внимания народа Испании, касается не отделения Каталонии от Испании (оно пойдёт на пользу только лондонскому Сити и Уолл-стрит, а также их геополитической Большой игре), а отделения Испании от несостоятельной и нацеленной на геноцид системы Евросоюза, который является воплощением несостоятельной монетаристской системы. Жёсткие меры «тройки» лишили миллионы молодых испанцев будущего. Объединённая Испания должна восстановить национальный суверенитет и полностью присоединиться к проекту Нового Шёлкового пути.

Испанцы, не дайте захлестнуть себя пессимизму, культивируемому англо-американскими хозяевами нынешней системы-банкрота. Черпайте вдохновение у Луллия, Альфонсо X, Карла III, Бернардо Варда, аль-Фараби, Гойи, Педро Кампоманеса и Мигеля Сервантеса Сааведры — блестящих мыслителей, которые показали, что способна дать Испания. Давайте мы, объединившись, провозгласим независимость как суверенной нации-государства от навязываемого Евросоюзом режима жёсткой экономии и примкнём к проекту Нового Шёлкового пути, чтобы поднять физическую экономику Испании с колен и дать её населению (особенно молодёжи) цель: создать лучшее будущее при помощи производительных, требующих высокой квалификации рабочих мест, что повысит показатели производительности нашей физической экономики на душу населения и на квадратный километр.

В разные периоды истории мы были мостом между культурами, содействуя объединению цивилизаций при помощи выдвижения на первый план всего самого лучшего и самого доброго в каждой из них. Пришло время сделать шаг вперёд и опять стать таким мостом, что и является нашим подлинным призванием.

www.larouchepub.com/russian


Избиратели Германии отвергают неолиберальную политику

25 сентября 2017 г. основатель Шиллеровского института Хельга Цепп-Ларуш, возглавлявшая список кандидатов на выборы от немецкого Движения за гражданские права «Солидарность» (Bürgerrechtsbewegung Solidarität (BüSo)), выпустила это заявление о результатах выборов, прошедших накануне.

Политическое землетрясение, сделавшее «Альтернатисистемы Гласса-Стиголла,ву для Германии» (AfD) третьей по величине партией страны, победителем на выборах в Саксонии и второй по величине политической силой в восточных землях Германии, — ещё одно выражение неприятия неолиберальной политики, которое привело к Брекситу и к поражению Хиллари Клинтон. Замечание канцлера Ангелы Меркель о том, что её блок ХДС/ХСС по-прежнему является сильнейшей фракцией в Бундестаге, без которой никто не может управлять страной (сделанное после того как от неё отвернулись около миллиона избирателей), показывает: г-жа Меркель, точно так же как Хиллари Клинтон, не хочет признавать причины своих скромных результатов.

Партии «Большой коалиции» [ХДС/ХСС и СДПГ] были наказаны за их неолиберальную политику, Hartz IV [драконовскую реформу рынка труда] и за политику сбалансированного бюджета, в результате которой увеличилась доля жителей страны, оказавшихся в сложной ситуации, несмотря на значительные налоговые доходы [бюджета]. Произошло именно то, о чём я уже говорила в связи с голосованием по Брекситу, победой Трампа на выборах и референдумом об изменении итальянской конституции: это наступление будет продолжаться до тех пор, пока не будут устранены проявления несправедливости неолиберальной политики.

Абсурдность этой избирательной кампании стала очевидной в ходе т.н. «битвы слонов» [ток-шоу с участием кандидатов-«тяжеловесов»]. После того как СМИ и кандидаты основных партий выхолостили предвыборную кампанию, лишив её обсуждения важнейших вопросов, это ток-шоу превратилось в словесную потасовку, в которой участники дали волю выражению своего разочарования. Телеведущая Аннэ Вилл особенно активно наседала на лидера «Альтернативы для Германии» Александра Голанда, вынуждая его признать, что его партия лишь протестует против сложившегося порядка вещей, но у неё нет решений. Это, конечно, так, но решений не находится ни у двух других основных партий, ни ещё у трёх партий, которые сейчас представлены в Бундестаге.

Очевидная проблема, игнорируемая в ходе «битвы слонов» — надвигающийся новый финансовый коллапс, по сравнению с которым кризис 2008-2009 гг. может показаться мелким. Моя партия BüSo вместе с единомышленниками в разных европейских странах и США намерена удвоить усилия по введению во всём мире системы Гласса-Стиголла, предусматривающей разделение коммерческих и инвестиционных банков, как единственный способ предотвратить неконтролируемый хаос.

Кроме того, BüSo будет наращивать кампанию, чтобы побудить Германию и другие европейские страны принять предложение Китая о совместной работе над созданием Нового Шёлкового пути. Это единственный способ для развития экономик Восточной и Центральной Европы и Балкан, а также для индустриализации Ближнего Востока и Африки. Создание Нового Шёлкового пути предлагает единственный способ для гуманного преодоления причин, вызывающих поток беженцев.

Партия BüSo боролась за это в ходе предвыборной кампании, и будет ещё активнее бороться теперь. И наша политика восторжествует, несмотря на то, что её замалчивают, поскольку она отвечает интересам Германии и всего человечества.

www.larouchepub.com/russian


Бывший итальянский министр экономики Тремонти предупреждает о финансовом крахе

15 августа 2017 г. (блог American System Now)— Бывший министр экономики Италии Джулио Тремонти предупредил о нависшей опасности нового финансового краха. В интервью от 13 августа в крупнейшей итальянской ежедневной газете Corriere della Sera Тремонти отметил ложное ощущение затишья.

«Все причины кризиса всё ещё существуют, — заявил он. — Избыточная ликвидность, которая вызвала кризис десять лет назад, сегодня выросла по экспоненте. В финансах происходит пугающая генетическая мутация. Все компоненты, создающие знаменитый ‘пузырь’, налицо».

Сегодня Тремонти — сенатор и глава итальянского Института Аспена, а с начала 2000-х гг. он был своим человеком в экономических и правительственных кругах Европы. Он известен яростным сопротивлением разрушительным последствиям глобализации и тем, что призывал к «Новому Бреттон-Вудсу». Кроме того, он высказывался в поддержку таких мер в банковской сфере, как основанное на принципах закона Гласса-Стиголла разделение депозитно-кредитных организаций и спекулятивных «инвестиционных» организаций для защиты реальной экономики. К его словам следует прислушаться не только в Европе, но и в США, где законопроект о возвращении закона Гласса-Стиголла уже внесён в Конгресс, но его принятие тормозят те, кто отстаивает интересы Уолл-стрит.

15 августа сорок шесть лет назад процесс всемирной финансовой глобализации получил колоссальный импульс в результате решения президента США Ричарда Никсона покончить с Бреттон-Вудской системой и отвязать доллар от золоторезервной системы фиксированных обменных курсов.1 В тот момент экономист Линдон Ларуш предупредил о катастрофических глобальных последствиях этого шага и о его результатах, которые мир с тех пор пережил. Единственным решением остаётся новая финансовая система, основанная на принципах существовавшей в прошлом «американской системы».

 

  1. «Привязку» доллара США как основной резервной валюты к золоту в соответствии с Бреттонвудскими соглашениями не следует путать с традиционным золотым стандартом Британской империи, от которого президент США Ф. Рузвельт отказался в 1933 г. Золотой стандарт по своей сути враждебен созданию кредита суверенными государствами для развития реальной экономики. Золоторезервный стандарт — такой, как стандарт Бреттонвудской системы фиксированных валютных курсов (1944–1971 гг.), в которой золотовалютные резервы используются для урегулирования платёжных дисбалансов и поддержания стабильности, является эффективным, если участвующие в такой системе государства сохраняют готовность проводить политику производства ценных материальных активов — полезных товаров. Золоторезервная система противоположна направленному против развития британскому золотому стандарту, о чём пишет Линдон Ларуш в работе «Вы на самом деле хотели бы знать всё об экономике?» (So, You Wish to Learn All about Economics?) (М: Шиллеровский институт — Украинский Университет в Москве, 1992). Глава 7, «За пределами монетарной теории».

 


Закон Гласса-Стиголла стал водоразделом

Элиза Баруик

9 августа 2017 г. — В начале 1990-х гг. когда регулирующий деятельность банков закон Гласса-Стиголла был почти похоронен в западном мире, Китай только-только его вводил. Пока Запад был поглощён беспрецедентной финансовой выгодой, связанной с растущим преступным бизнесом азартной игры и мародёрства, на востоке Китай определил долгосрочный план, чтобы поднять свой народ из нищеты и развить и самого себя, и весь мир. Принцип Гласса-Стиголла, который отделяет розничные банки, предоставляющие финансирование для реальной экономики, от спекулятивных инвестиционных банков, является обязательным условиям для достижения этой цели.

После успеха выполненной китайским лидером Дэн Сяопином программы «реформ и открытости» и наступления эпохи «социалистической рыночной экономики» китайские банки сначала использовали любые имевшиеся в их распоряжении средства, в том числе сберегательные вклады, для привлечения денег и для спекуляций. Чтобы остановить такую практику и предотвратить её в дальнейшем, необходимо было законодательным образом создать разделительный барьер между коммерческой и инвестиционной банковской деятельностью. Поэтому в 1993 г. Китай принял решение ввести разделение банковской деятельности, основанное на принципах закона Гласса-Стиголла, чтобы сократить объём спекулятивных операций и вместо них направить инвестиции в производство и развитие. Кроме того, Китай начал развивать управляемую государством финансовую систему, чтобы обеспечить доступность кредитных ресурсов для этой цели.

Народному банку Китая были даны полномочия по контролю коммерческих банков, и в июне 1993 гг. он опубликовал документ с объявлением о том, что «отделит коммерческие банки от аффилированных с ними трастовых и инвестиционных фирм». Для контроля санкционированных государством расходов и развития страны были образованы три государственно-частных банка. Китай продолжает непрерывно уточнять и укреплять нормативно-правовую базу финансового сектора, чтобы обеспечить защиту банковских функций, имеющих важнейшее значение для экономического роста, резко отличаясь этим от Запада.

Отмена закона Гласса-Стиголла в США в 1999 г. была результатом длительного процесса, проходившего под руководством лондонского Сити и его оплота — Уолл-стрит. Официальной отмене разделения американских банков предшествовало аналогичное действие в Европе, которое началось в конце 1989 г.; ему же, в свою очередь, предшествовало решение лондонского Сити создать новую мировую финансовую мегаструктуру, в которой оно само будет сердцем, перекачивающим всю кровь. В действительности же Сити действовало больше как раковая опухоль, отсасывая жизненные соки реальной хозяйственной деятельности в спекулятивную прокрутку денег.

После падения Берлинской стены британский премьер-министр Маргарет Тэтчер совместно с президентом Франции Франсуа Миттераном принимала меры для того, чтобы предотвратить возникновение сильной суверенной Германии и саботировать восстановление национальных экономик на востоке [Европы]. Банковское регулирование суверенных государств было ликвидировано для того, чтобы можно было двигаться к созданию Европейского банковского союза. Существовавшие во многих европейских государствах законы, аналогичные закону Гласса-Стиголла, были уничтожены: 15 декабря 1989 г., через месяц после падения Берлинской стены, Европейская Комиссия опубликовала Директиву CE 646/89, которая разрешала любой кредитной организации заниматься всем спектром рискованных спекуляций, в том числе торговлей деривативами. Кроме того, она открыла банковские системы всех европейских стран доминированию лондонского Сити и контролю с его стороны. Как раз перед опубликованием этой директивы, 30 ноября 1989 г., был убит председатель Deutsche Bank Альфред Херрхаузен (Alfred Herrhausen). Он был самой влиятельной фигурой в корпоративном секторе

Германии и настаивал на промышленном развитии страны, предвидя «огромные экономические возможности» для Восточной Европы. После смерти Херрхаузена его друг канцлер Германии Гельмут Коль подчинился требованиям об уничтожении суверенитета страны, которое ознаменовалось немедленными действиями по созданию валютного союза.

Сити управляло движением по созданию Европейского Союза и прекращению суверенитета со времён Первой мировой войны; после дерегулирования финансовой сферы в 1986 г. Великобритания дала старт новой эпохе финансового контроля.

До проведённой Тэтчер в 1986 г. реформы «Биг бэнг» («большой взрыв») по дерегулированию лондонских финансовых рынков разделение банковской деятельности по принципу закона Гласса-Стиголла действовало и для британских банков. Разделение коммерческих и «торговых» банков существовало не столько в силу формального правила, сколько по традиции. В стране, которая по-прежнему ориентирована главным образом на деятельность в реальной экономике, сформировалось естественное разделение, при котором коммерческие банки действовали во многом так, как действуют коммунальные компании, предоставляя жизненно важные услуги для ведения бизнеса, торговые же банки занимались инвестиционной деятельностью, но не принимали вклады и не предлагали другие базовые потребительские услуги.

Лорд Найджел Лоусон (Nigel Lawson), занимавший пост министра финансовой в кабинете Тэтчер во времена реформы «Биг бэнг», в 2010 г. заявил радио BBC, что Лондон был полон решимости быть мировым финансовым центром в ходе движения мира к глобальному рынку. Поэтому лондонское Сити «больше не мог опираться <…> на капитал, вносимый неким числом состоятельных людей. Оно должен быть гораздо крупнее, — а это значит, что нужно было привлечение корпоративного капитала и разрешение на привлечение иностранного капитала».

Это означало конец традиционного разделения банковской деятельности. Лоусон, выступающий сегодня за восстановление закона Гласса-Стиголла, поясняет: банкиры хотели «заполучить вклады», чтобы использовать их в погоне за более крупной финансовой прибылью от высокорискованной деятельности. Таким образом, лишение мира защиты, предусмотренной принятым при Рузвельте законом Гласса-Стиголла, положило начало всё увеличивающемуся разрыву между бедными и богатыми, крупными корпорациями и гражданами — до тех пор, пока эстафету не принял Китай. Остальному миру нужно насторожиться.

si-article-sldie-05

Один из продуктов «нудного банковского дела» — самый длинный в мире стальной железнодорожный арочный мост, построенный в городе Ибинь, находящемся в юговосточной части китайской провинции Сычуань. Он является частью новой железнодорожной магистрали, связывающей столицу Сычуани город Чэнду с городом Гуйян. Фото: AFP/Imaginechina

Источники и дополнительная литература:

The UK’s great Glass-Steagall debate of 2010”, Almanac, AAS 18 января 2017. “The truths driving China’s banking system today”, EIR, 14 июля 2017.

Glass-Steagall: The other wall that fell in Europe in 1989”, EIR, 28 июля 2017. The British Empire’s European Union: A Monstrosity Created by the

City of London and Wall Street, CEC, май 2016

How Deutsche Bank became British”, Almanac, AAS 16 ноября 2016

Статья опубликована на английском языке в Australian Alert Service, 9 августа 2017.

 


Page 1 of 3123